Программу Евросоюза «Восточное партнерство» вряд ли можно считать настолько жизнеспособной, как того желали на Западе. Правда, Грузия, Молдавия и Украина подписали с ЕС Соглашения об Ассоциации, однако на Украине в итоге дело дошло до войны. Армения же накануне официального оформления документа отказалась от ассоциированного членства в пользу вступления в ЕАЭС. Беларусь к нему не особенно стремится, а Азербайджан от ассоциации вообще категорически отказался, чем навлек на себя сильнейшие нападки со стороны европейских структур.

Программу Евросоюза «Восточное партнерство» вряд ли можно считать настолько жизнеспособной, как того желали на Западе. Правда, Грузия, Молдавия и Украина подписали с ЕС Соглашения об Ассоциации, однако на Украине в итоге дело дошло до войны. Армения же накануне официального оформления документа отказалась от ассоциированного членства в пользу вступления в ЕАЭС. Беларусь к нему не особенно стремится, а Азербайджан от ассоциации вообще категорически отказался, чем навлек на себя сильнейшие нападки со стороны европейских структур.

По всей вероятности, Европа поняла, что ставить страны «Восточного партнерства» перед выбором – либо ЕАЭС, либо ассоциированное членство – контрпродуктивно, и решила подойти к вопросу иначе: привязать к себе членов Евразийского союза — Армению и Белоруссию – новым соглашением, в котором пугающее Россию слово «ассоциация» фигурировать не будет.

Ереван, стремящийся к многовекторности во внешней политике, весьма благосклонно отнесся к такому решению Европы. Минск внешне пока индифферентен. Вероятно, Лукашенко, у которого Европа выпила немало крови по поводу отсутствия демократии в Беларуси, взвешивает все «за» и «против» и ждет реакции Москвы, не желающей политико-экономического сближения постсоветских государств с Западом в каком бы то ни было виде.

На сей раз «вид», по официальной информации, носит следующий характер. По словам главы председательствующего в ЕС министра иностранных дел Люксембурга Жана Ассельборна, готовящийся договор будет связывать Армению и Белоруссию с Евросоюзом в гораздо меньшей степени, чем Соглашение об Ассоциации. То есть, фактически ЕС предлагает этим двум государствам «вторую лигу» в программе «Восточное партнерство» — в первой «играют» Грузия, Украина и Молдавия.

Как пояснил Ассельборн, ЕС «ищет систему, при которой не рушились бы все мосты». «Мы понимаем, что Соглашение об Ассоциации невозможно, и все готовы найти в отношении этих двух стран более легкий вариант, менее настойчивый и фундаментальный. Это будет что-то на уровень ниже Соглашения об Ассоциации», — пояснил он.

Читайте также  Евросоюз намерен в ближайшие дни упростить визовый режим с Украиной, заявила во вторник верховный представитель ЕС по иностранным делам и политике безопасности Федерика Могерини.

Еврочиновник также сообщил, что в новом документе «будет многое», но что именно – не уточнил. Одно он сказал, что соглашение не предусматривает таможенных льгот для Армении и Беларуси. Получается, что в нем отсутствует главный стимул для армянского и белорусского бизнеса. Так что на данном этапе можно предположить, что в рамках будущего соглашения Евросоюз продолжит требовать от Белоруссии демократических реформ в том виде, в каком это ему нужно, а взамен подкинет незначительные «целевые» гранты, кредиты и совместные экономические и логистические проекты. Но если реформы не состоятся, Брюссель будет еще больше давить на Минск, чего Лукашенко не выносит, а значит, с ЕС он «разбежится в разные стороны», и часть программы «Восточного партнерства» отвалится сама собой.

В то же время инициирование нового соглашения говорит в пользу того, что ЕС, с учетом прошлых ошибок (категоричность, санкции, излишний напор и прочее), заинтересован в таком формате сотрудничества с Беларусью, который не отпугнет Минск от Брюсселя и хотя бы на первых порах не столкнет его с Москвой. Задача эта нелегкая, причем как в контексте Беларуси, так и Армении, учитывая острый конфронтационный фон между Россией и Западом. И неизвестно, как предпочтет действовать ЕС: активно перетягивать две бывшие республики СССР в западный лагерь или предложит взаимовыгодное сотрудничество без истерик и угроз. Собственно, от последнего обстоятельства и зависит реакция России на готовящееся соглашение с Евросоюзом и его подписание Минском и Ереваном.

Словом, на данном этапе не раскрытие Брюсселем хотя бы части содержания документа наводит на мысль, что козырную карту, содержащуюся в проекте соглашения, ЕС пока придерживает в рукаве, а попросту говоря, занимается политическим шулерством.

Читайте также  После оценки ситуации Евросоюз заключил, что предпосылки для выплаты первого транша удовлетворены и что правительство Грузии твердо поддерживает реализацию DCFTA и реформ в малом и среднем бизнесе.

Говоря о Ереване. Здесь всегда старались не упустить шанс тесного сотрудничества с Евросоюзом, и если бы он, то есть ЕС, не поставил Армении условие – либо Соглашение об Ассоциации, либо членство в ЕАЭС, — армяно-европейские отношения были бы довольно активными. И Армения в последний момент вынужденно предпочла ЕАЭС, что, в принципе, логично и закономерно. Но заинтересованность в сотрудничестве с серьезными международными игроками – ЕС, США, Ираном – у нее была и остается. Впрочем, Армении, так же как и Беларуси, необходимо увидеть от ЕС встречное движение, а не одни только требования и критику.

К примеру, Армении кое-что удалось получить от США – недавно стороны подписали договор о торговле и инвестициях, и одна из американских компаний купила «Воротанский каскад ГЭС». Себестоимость вырабатываемой здесь электроэнергии низкая, что привлекло инвестора, несмотря на необходимость солидных финансовых вливаний в этот объект. В данном случае получилось удачно – в стране, где почти все стратегически важные предприятия принадлежат российскому капиталу, включая государственный, параллельно и без проблем работает и западный бизнес.

То есть, соблюдение Арменией баланса интересов между Россией и США возможно в «разумных» пределах, что может распространиться и на Евросоюз, если он всерьез позаботится о трансформации «Восточного партнерства», которое в нынешнем своем виде привело к кризису на Украине. О необходимости реформирования программы говорит и тот факт, что страны-участницы ВП проводят совершенно разную внешнюю политику. Так, три страны «Восточного партнерства» — Грузия, Молдова и Украина — являются носителями прозападного курса и стремятся интегрироваться с НАТО и ЕС; Армения и Белоруссия находятся в составе ЕАЭС, а Азербайджан «гуляет сам по себе».

Читайте также  Доля пассажиров, совершающих деловые поездки на воздушном транспорте в бизнес-классе, достигла 10% и вернулась на уровень докризисного 2008г., свидетельствуют данные исследования компании AirPlus Business Travel Index.

Это, естественно, мешает продвижению программы. Но в большей степени она буксует из-за игнорирования Евросоюзом интересов России, что делает ее враждебной для последней со всеми вытекающими отсюда последствиями. Во-вторых, Европа не дает членам «Восточного партнерства» никаких гарантий вступления в ЕС, и это сильно снижает привлекательность программы. Параллельно снижается привлекательность собственно Евросоюза, из которого, не ровен час, могут выйти несколько государств, включая такие серьезные, как Великобритания и Франция. Так что, как сложится судьба ЕС в среднесрочной перспективе – большой вопрос.

Соответственно, под большим вопросом и существование «Восточного партнерства», не говоря уже о целесообразности деления его на «лиги». Возможно, было бы правильнее, если бы Евросоюз установил индивидуальные отношения с каждой из стран, в сотрудничестве с которой он заинтересован.

Но вот что сказал агентству «Новости – Армения» старший научный сотрудник Центра проблем Кавказа МГИМО Николай Силаев: «Думаю, Брюссель исходит из того, что шоу должно продолжаться. Неудобно просто закрыть «Восточное партнерство», поэтому нужно придумать какие-то форматы взаимодействия со странами, не подписавшими ассоциацию».

Что же до реакции России на инициативу ЕС, эксперт заявил, что она будет зависеть от содержания соглашений с Арменией и Беларусью: «Главное, чтобы европейские дипломаты не пытались игнорировать действующие интеграционные объединения, как они это делали при подготовке ассоциации».

Ирина Джорбенадзе

Add a Comment